Как язык меняет качество жизни

1. Польза для мозга

Известно, что Марк Цукерберг довольно много времени в подростковом возрасте потратил на изучение дневнегреческого языка. Все мы знаем, что уроки классических языков ранее преподавались в гимназиях. Когда я училась в Университете, самый большой конкурс у нас был на кафедру ИТМК, где в число обязательных предметов входило изучение латинского, древнегреческого и еще какого-то древнего экзотического – например, я учила древнекоптский язык.

Применимо ли все это в текущей жизни? Конечно, нет. Я лично помню едва ли 10% из того, что учила.

Были ли это с пользой потраченные годы и тысячи часов для всех участников процесса?

Конечно, да!

Потому что изучение языка – это одна из лучших тренировок для развития мозга, его способности к обучению и восприятию нового. Наш мозг всегда старается совершенствовать тот процесс, который мы делаем чаще всего – он его оптимизирует, старается связать с этим процессом выделение большего количества гормонов удовольствия и т. д.

Когда ты каждый день смотришь сериалы и ешь чипсы, это не значит, что твой мозг бездействует, он просто совершенствует процесс поедания чипсов и просмотра сериалов.

Если мы говорим об изучении языка – ничто не помогает мышлению развиваться и быть довольно гибким для того, чтобы впоследствии освоить любую систему. Новый язык программирования, новую технологию, новые знания о мире. И именно способность к освоению одновременно нескольких систем позволяет людям открывать новое – новый продукт, бизнес, технологию. Потому что чаще всего – это результат, когда к одной области знаний ты догадался применить идеи из другой системы или области.

Я специально начала с примера экзотического языка, а не английского. Всем и так понятно, что английский – учить полезно, потому что это помогает в карьере и позволяет путешествовать по всему миру комфортно.

Но пример чего-то, на вид бесполезного, но, для мозга обладающего той же пользой, нагляднее показывает механизм влияния изучения языка на наш мозг. Я бы добавила – что древние языки для мозга намного полезнее, чем английский, потому что для нашего сознания – это совсем новая система, с которой нет никаких ассоциаций в современном мире (мало синонимов, нет использования в новоязе).

 Итак, первое и главное, изучение любого языка – развивает нашу способность учиться и исследовать, как самый эффективный набор тренировок – для развития физических мышц.

 Второе, изучение языка в буквальном смысле меняет личность и обогащает наше понимание реальности.

Как это?

Если глаза – это условные окна для твоего тела, то язык и слова – это условные окна для твоего сознания и личности. Вся парадигма личности в современной психофизиологии построена на том, что язык настолько развит, что в нем есть слова для описания индивидуальности, личности и ее различия в сравнении с другими, что в нашем языке достаточно значимых понятий для описания этих оттенков. Например, в языках народов, где распространен буддизм, нет достаточного количества слов для описания личности и процессов сознания.

Это научный факт – язык расставляет значения для объектов в окружающем мире. Что-то становится для тебя значимым, если у этого есть название, и это название к тому же – вызывает позитивные эмоции. Например, в эскимосских языках есть 20 и больше слов для обозначения снега. Потому что в их мире снег имеет БОЛЬШОЕ значение. Если ты выучишь эти 20 слов, твое представление о снеге изменится навсегда. Также – если ты очень хорошо выучишь французский язык, твое отношение к еде изменится драматически. Просто потому что теперь ты будешь способен описать ее значительно большим количество слов, чем раньше.

То есть когда ты учишь новый язык – это не значит, что ты выучил большое количество переводов уже известных слов. Такой подход к изучению языка как раз будет очень трудным и не принесет желаемого результата. Изучение языка обогащает твои способности к анализу и восприятию окружающего мира, потому что ты начинаешь в нем просто (тупо) видеть больше вещей.

Что происходит с мозгом, который изучает язык. Как это все организовано внутри

Наш мозг – очень сложная система, состоящая из множества частей. До сих пор далеко не все из них изучены, с точки зрения того, за что они отвечают. Кроме того, мозг – это система взаимосвязей, то есть эти части еще образуют множество комбинаций, включающих у нас решение принять то или иное действие, оценку ситуации, эмоции, рефлексы и т.д. Сквозь эти части проходят нейропути (например, норадреналиновые или дофаминовые), по которым движутся гормоны, большей частью нейромедиаторы, и включают те или иные области мозга или активируют нейронные связи. Есть еще ряд механизмов, которые, в зависимости от ситуации, включают и выключают активность разных частей головного мозга.

Но за рациональные мысли, обучение, креативность, то, с чем мы привыкли ассоциировать человека, отвечает кора головного мозга, и в большей степени – префронтальная кора, передняя часть коры головного мозга.

Здесь находится самое большое количество нейронных связей, синапсов.
Их у человека настолько много, что большая часть их в каждый момент времени не занята, не вовлечена в процесс выживания организма. Например, мозг мыши фактически весь подчинен функциям выживания и рефлексов. А наши же неиспользованные синапсы в любой момент времени доступны тому, чтобы заняться чем-то новым и перестроиться.

Что такое обучение на уровне физиологии?

Обучение – это формирование новых нейронных связей, синапсов, и изменение уже существующих. Американский нейрофизиолог Айра Блэк определял знание – как архитектуру сети между определенными нейронами, а обучение – как модификацию этой архитектуры.

Синапс – это точка соединения нейронов. Как они соединяются? Химически. Их связывают через рецепторы аксонов и дендритов определенные химические вещества – лиганды, большая часть из них – известные нам нейромедиаторы, например, эндорфин или дофамин. Нейробиолог Кэнденс Перт назвала их даже informational substance – информационное вещество. И каждый раз, когда мы узнаем что-то новое, возникает новая цепочка или меняется старая. Нейромедиаторы – это как буквы алфавита, а цепочки – это набор слов, которыми мы владеем.

Новый язык – прямо в буквальном смысле, физически, рождается в нашем мозгу в виде новых синапсов.

У человека более 100 миллиардов нейронов, каждый соединен с сотнями других нейронов синапсами в количестве от 1 до 10 тысяч. По расчетам ученых, понадобилось бы около 32 миллионов лет, чтобы сосчитать все синапсы в нашей коре головного мозга. Представляете, какая у нас потенциальная мощность по формированию новых цепочек, а, значит, нового знания? 

Мы узнали, что в принципе происходит в мозгу во время обучения. А если говорить именно про обучение языку, то этот процесс локализуется в левом полушарии – в перисильвиевой области.

Передняя часть этой области – центр Брока – отвечает прежде всего за грамматику и синтаксис, в то время как задняя – центр Вернике – за звучание слов и их понимание. Например, если у человека поврежден центр Брока, он не сможет говорить, а если центр Вернике – он перестанет понимать услышанное.

Теперь о механизме запоминания языка…

Вильям Левельт, директор Института по психолингвистике Макса Планка, Нидерланды, идентифицировал три системы, которые участвуют в процессе запоминания и использования слов в ежедневной речи: лексическая, синтаксическая и фонетическая.
Первая, лексическая система, активируется, когда мы только хотим что-то сказать, она отвечает за значения, определения, не слова, а их смыслы. Поэтому, когда мы хотим найти слово, мы сначала знаем, прямо чувствуем другими органами чувств его значение. Мы активировали смысл и дальше уже будем искать подходящее ему слово.

Синтаксическая система применяет синтаксические правила языка говорящего (спряжение глаголов, падежи, роды) к значению. Именно этот центр отвечает за известный феномен – «на кончике языка», когда мы уже почти готовы произнести слово, но оно еще до конца не поймано. В этот момент мы уже знаем значение и синтаксическая система включила выбор слова, предлагая словоформы используемого языка. В этот момент у нас всплыли привычные грамматические конструкции и слова соревнуются в том, чтобы быть выбранными.

И наконец третий центр – фонетическая система – это применение звуков к значению. Когда она включается – вуаля – мы произносим слово. Это помогает понять ситуацию, что иногда, когда мы забываем слово, мы пытаемся вспомнить звук – «слово на с», «слово шипящее», мы перебираем звуки и вспоминаем слово.

То есть у нас есть три картотеки: значения и ассоциированные с ними звуки и правила родного языка. Все три картотеки взаимосвязаны.

Теперь понятнее становится, почему так непросто знать иностранный язык как родной? Язык – это не просто единица слова, все его части (значение, форма, звук) – складированы в разных частях мозга. Каждый раз, чтобы выучить иностранный язык, ты на самом деле учишь 3 разные системы или языка.

Это же и объясняет, почему некоторые однобокие подходы в изучении языка – или только от говорения, или только от грамматики – не работают.

Левелт считает также, что мы не теряем способность и скорость запоминания языков с возрастом, просто увеличивается количество ассоциаций и карточек в наших трех системах, и поэтому требуется значительно больше времени для обработки имеющейся информации.

Эту его мысль подтверждают и эксперименты с «билингвами», людьми одинаково свободно владеющими несколько языками на уровне родного. Их скорость обработки одного слова обычно медленнее, чем у людей, свободно говорящих только на одном языке. Но поскольку скорость, в данном случае, понятие относительное – мы способны полностью формировать в секунду 2-3 слова из 10-15 слогов суммарно и, в среднем, у нас уходит 71 тысячная секунды, чтобы найти слово для обозначения какого-то смысла – для обычного человеческого восприятия билингвы не думают медленнее. 

Теперь ты понимаешь, как радикально меняет твой мозг изучение иностранного языка и почему это так сложно?

2. Польза для жизни

Оказывается, выгода от знания чужого языка, настолько огромна, что может поменять нашу жизнь и смерть.

Принимать в жизни более правильные решения

Как известно, у людей есть 2 системы принятия решений, интуитивная и рациональная. Рациональная принимает решения в очень редких случаях. Обычно мы выбираем решение интуитивной – на основе эмоций, физиологического состояния или предзаданных шаблонов, которые сохранены в нашем мозгу для ускорения обработки процессов. Эти шаблоны называются когнитивными искажениями, и они заставляют нас принимать глупые решения, игнорируя реальную ситуацию.

Многочисленные исследования доказали, что когда человек думает или формулирует какую-то ситуацию на иностранном языке, он принимает более рациональные решения.

Почему? Наши шаблоны сохранены на родном языке.
Второе, наша рациональность выключается при любой эмоции, хорошей или плохой. С родным языком у нас связано много эмоциональной памяти, и много контекста. Нас всегда можно сильно оскорбить на родном языке, а не на чужом. Проверь себя: что вызывает в тебе большие эмоции при звучании: c***ка или b***ch? То-то же.

Так что, когда ты сформулируешь жизненную ситуацию или профессиональную проблему на чужом языке и на нем же попытаешься найти решение, оно будет более рациональным, принятым нашей рациональной умнейшей системой, а не эмоциональным или когнитивно-искаженным. Но для этого надо хорошо знать иностранный язык, чтобы вместо принятия решений не заниматься подбором слов.

Быть более счастливым

Как ты помнишь, вся деятельность, связанная с языком, находится в левом полушарии, в Перисильвиевой зоне. А активность в левом полушарии обычно совмещена с вызовом позитивных эмоций, например, ощущения бодрости или желанием вести себя открыто, доверчиво по отношению к окружающим, в противоположность избегающему поведению, сопровождающему активность в правом полушарии.

Поэтому процесс «поболтать», «а поговорить» вызывает у нас позитивные эмоции, мы чувствуем себя счастливее. Когда ты активируешь центры говорения, чтобы что-то сказать на иностранном языке, ты испытываешь прямо физиологическое удовольствие.

Жить дольше

Изучение языка, заставляя работать мозг, создает в нем большое количество изменений (помнишь нейронные цепочки?), поэтому он становится более пластичным и адаптивным. Более того, это помогает противостоять многочисленным болезням старости.
Например, в рамках исследования 2010 года специалисты изучили данные 200 пациентов, страдающих болезнью Альцгеймера, и обнаружили, что те, кто владел несколькими языками, сталкивались с симптомами на 5,1 лет позже.

Ну так это когнитивное искажение, которое приведет только к плохому. А теперь попробуй сейчас задать себе тот же самый вопрос на иностранном языке 

3. Как современные технологии помогут лучше учиться

Мы не зря написали статью о том, как взаимосвязаны твой мозг, физиология и
обучение (в частности, изучение иностранных языков).

Я работаю в компании Welltory, и мы делаем приложение для управления стрессом и продуктивностью. Его главный смысл – замерять уровень стресса, энергии, видеть общее состояние организма, и далее – улучшать свое самочувствие при помощи изменения образа жизни.

Философия продукта как раз построена на том, что наша продуктивность, способность решать задачи и быть успешными тесно связаны с физиологией. То, как чувствует себя наш организм напрямую влияет на то, как мы способны мыслить, быть эффективными или мотивированными. И совершенно недостаточно просто решить, что “завтра начну новую жизнь”, или управлять своими возможностями, не решая базовых потребностей своего организма.